Радикализм, эта болезненная проблема

https://inosmi.ru/politic/20151228/234939244.html

Радикализм, эта болезненная проблема

Вовлекаемый в джихад молодой человек оказывается в том же положении, что и наркоман: его окружающим необходимо проявить бдительность, чтобы не допустить непоправимое.

B 1971 году Мени Грегуар (Ménie Grégoire) подняла сильнейшую шумиху, назвав одну из своих радиопрограмм «Гомосексуализм, эта болезненная проблема». Хотя название, безусловно, подразумевало сочувствие, многих возмутила концепция гомосексуализма как болезни. Предпочтение — не болезнь, говорили тогда геи. Некоторых из них тогда пытались «лечить», хотя процесс напоминал скорее пытки и экзорцизм, а не психиатрию.

Сегодня на сайте Министерства внутренних дел мы видим то же самое выражение в отношении юных исламистов:

«Предотвращение агрессивного радикализма»: «Сегодня Франция столкнулась с распространением среди сотен людей агрессивных радикальных настроений. Чаще всего это происходят в связи с террористическими организациями. (…) Они несут послание ненависти под прикрытием, как утверждается, гуманитарных целей или во имя искаженных религиозных посылов. (…) В ваше распоряжение предоставляется телефонная линия помощи и ориентации. Цель — задействовать государственные ресурсы, чтобы помочь вам преодолеть эту болезненную проблему».

Вовлекаемый в джихад молодой человек оказывается в том же положении, что и наркоман: его окружающим необходимо проявить бдительность, чтобы не допустить непоправимое.

Далее перечисляются «тревожные» сигналы: «Разрыв отношений в школе и семье, новые привычки в пище и одежде, резкие антисоциальные заявления, осуждение западного общества, внезапный интерес к религии или идеологии, рассуждения о конце света…»

Концепция патологии радикализма стала предметом масштабной пропагандистской кампании. Как утверждается, радикализм — это патология молодежи, которая ищет идеологический предлог, а не последствие идеологии ислама, «настоящего ислама».

В Университете Париж-Дидро этому посвятили целый семинар: «Радикализм и его лечение. Что нам известно об исламизме?» «Речь идет не о радикализации ислама, а исламизации радикализма», — утверждает Оливье Руа (Olivier Roy) в Le Monde. Врачам нужно будет как-то отличить радикализм от веры… если они хотят избежать уголовной ответственности.

Как и в случае с гомосексуализмом, у нас пытаются выставить патологией то, что ей ни в коей мере не является: предпочтение, мнение, идеологию.

Ключевая фраза с сайте МВД — это «во имя искаженных религиозных посылов». Разумеется, ведь нужно любой ценой снять вину с ислама, даже если при этом будет гибнуть молодежь. Нужно и дальше отрицать, хотя в самом Коране написано: «Вам предписано сражаться» (2:216).

Aucun commentaire: